В. Ч.
Опять с тобой неуловимо,
неумолимо, беспробудно
идем навстречу и незримо
расходимся.
Нам стало трудно.
Нам стало тесно, беспокойно,
нам стало сужено и свято
вот так и разойтись спокойно
по нам указанным палатам.
Тебе – безумцев и скитальцев,
а мне – актрисок и певичек.
И нету музыки на пальцах,
и, как не странно, нету спичек.

Здесь все фальшиво и банально.
Здесь все бездушно и безбожно.
Безлико и провинциально,
непоправимо, невозможно.

* * *

Вчера еще,
казалось, будет чудо!
Московский вечер
темными кругами
спускался с неба.
Мытая посуда
на двух столах
сияла жемчугами.

И ты смотрел
задумчиво и просто,
и ничего не пелось,
не писалось.
Затем, что в нашем
доме
были звезды,
которых больше в мире
не осталось.

* * *

Любовь к тебе останется в стихах
и потому она живет повечно.
Не то, что наше тело человечье,
и нам самим внушающее страх.

Не разберешь, где плоть, а где душа,
и ничего по сути не исправишь,
и только дверь незапертой оставишь,
когда из дому выйдешь не спеша.

...Бродить по неизведанным мирам,
которые достанутся не нам.

* * *

Нам с тобою дарована вечность,
неземные даны города.
Ни к чему нам года человечьи,
беспокойные эти года.

Дже если остынем от боли,
даже если утонем в снегу,
нам с тобою даровано море
на другом неземном берегу

* * *

Настанет день, опять начнем сначала
беззубую картину бытия,
а ты все хочешь, чтобы я молчала
или твердила только, что твоя.

Или еще пленительней: "На веки!
Не размыкая ни колен, ни рук".
Беда лишь в том, что страсти в человеке
родятся сами и уходят вдруг.

И потому не станем лгать напрасно!
Пусть жизнь одна, но в жизни жизней - сто.
У нас мгновенье есть.
Оно прекрасно!
А что за ним?..
Не ведает никто.

Автор: Александра Ирбе

2004 - 2009 гг.