Сортировка по дате

Все стихи на одной странице

НАДЕЖДА ПЕТРОВНА

Шумный двор институтской общаги,
не какой-нибудь — литературной.
Мониторы, как белые флаги,
в чреслах окон сверкают фактурно.

И все пишут, и пишут, и пишут:
как живут, чем страдают, чем дышат...
А за полночь рожают стихи
и романы в четыре руки.

Ждет у входа Надежда Петровна:
«Вы откуда, девчушки?.. Устали?..»
...А охранник она лишь условно
(охраняет нас год от печали).

У нее не судьба — а поэма:
«Ветром с дома обрушило крышу.
Вот такая у нас с мужем тема!
Может, кто-то возьмется, опишет?

Мы с Сергеем пожили в вагоне
и в автобусе тоже пожили.
Хорошо, что отсюда не гонят,
что в охранники нас заселили.

Вот накопим с Серегой мы денег!
И починим у дома мы крышу!
И в наш город на лето поедем!
и письмо вам оттуда напишем!»

Угощала нас шаньгами с чаем
наше чудо — Надежда Петровна.
Наши беды и наши печали
чутко слушала, матушка словно.

В литобщаговском чад-коридоре
что не комната — главы романа!
Где поют, где о вечности спорят,
где дерутся и ссорятся спьяна.

Где-то сверху гремит дискотека,
где-то снизу, за полночь, в спортзале
драматург занимается бегом,
переводчик на матах кимарит.

Кто-то весело моется в душе,
расплетая червонные косы,
кто-то Визбора силится слушать,
утопая в дымок папиросы.

Что ни ночь — то скандалы, разводы,
то любовь, что взыграла внезапно;
от друзей и к друзьям переходы,
мониторов мерцающих пятна.

И все пишут, и пишут, и пишут,
о чем страстно мечтают, чем дышат,
а под утро рождают стихи
и романы в четыре руки.

------------

… Десять лет, как с тех пор пролетело!
Вечер... Старый Арбат... Переулки…
Слышу: кто-то окликнул несмело
вдруг меня из строительной будки.

Вижу чудо — Надежду Петровну
Улыбается, солнцем сияет.
С белым бейджиком, в кофточке темной:
«Вот ведь встреча на свете бывает!»

«Но а как же ваш дом?.. Как же крыша?..»
«Крышу мы уж давно починили!
Вот вернуться нам только не вышло:
сына с внуком в наш дом заселили.

Наша внучка теперь в Ленинграде,
(Поправлять «в Петербурге» не стала.)
Вот и пашем родименькой ради.
В медицинском!.. Сама поступала!»

У Надежды Петровны в теплушке
я весь вечер тогда просидела.
Хоть в теплушке — но были ватрушки.
Все стихи мои слушать хотела.

«Только где ж эти годы вы жили?»
«Я-то что?!. Расскажи о девчушках!
С теми ли, кого раньше любили,
две сестренки твои — две подружки?»

«Ты б почаще ко мне забегала!» —
мне твердила Надежда Петровна.
«Одичала я здесь!.. Подустала!..
Нас и держат здесь, нé‎‎людей словно!»

Обещала!.. Но жизнь замотала:
то дела,.. то работы,.. то гости...
Год промчался — теплушки не стало:
так — как будто и не было вовсе.

------------

Не пойду я к любимой общаге!
Там не встретить Надежду Петровну
и чужие там плещутся флаги
мониторов над улицей темной.

Только все же, как славно мы жили!..
Как любили мы все!.. И дружили!..
Прорастала поэзия в весны,
заполняла поэзия быт.
И теперь и спокойно, и просто,
через небо, пространство и звезды,
до сих пор она в нём говорит.

23.01.2020

Автор: Александра Ирбе

2020 год

» Вернуться к общему списку