Верни мои сны

Книга, которая увидела свет в марте 2018 г. 

Купить книгу можно в интернет-магазине https://www.ozon.ru/context/detail/id/144713961/

В Москве - в центральных книжных, "Библио-Глобус", "Москва" на Тверской и МДК на Новом Арбате

От автора

Если бы эта книга была женщиной, ей было бы лет около сорока. Она имела бы омерзительный и очень гордый характер.

Если бы эта книга была домом, он стоял бы на склоне горы и смотрел на черное, спокойное море.

Если бы эта книга была птицей, то жила бы она на Китай-городе, где-то в районе Устьинского моста, чтобы наблюдать, как идут по Москве-реке теплоходы.

Но она – книга. И главный ее герой – время: разрушающее, вдохновляющее, дающее…

Я буду рада, если кому-то она поможет взглянуть на нашу жизнь иначе, а вернее, так увидеть в ней то, что рождает за спиной крылья.

 Рецензии и отзывы

Анатолий Чайка - поэт, публицист 

  О сборнике "Верни мои сны". Эта книга ни на что не похожа: в ней сплетаются стихи и ритмическая проза, в них - мистицизм и нотки московского готического романа.

Строки Саши настолько трепетны и откровенны, что временами становится неловко, словно я нечаянно подсмотрел тайное и сокровенное...

Обо всём автор пишет как о глубоко личном; будь то Москва; любимый человек; детство - оно вроде бы и недавнее, но уже растворилось в дымке времени...

В этих стихах есть всё: мир заоблачный, мир бренный, и люди в нём - их размышления, боли и радости, надежды и мечты.

Рифмы, ритмика увлекают и завораживают, - всё неординарно и великолепно! ПОЭЗИЯ!

Я был вынужден перечитать книгу дважды, ибо с первого раза не всё охватил своим неподготовленным восприятием. Уж очень всё необычно- непривычно...

Меня постоянно радуют находки, когда неожиданно открываются неизвестные мне авторы. Словно сверкнёт вдруг среди мякины - перламутром - жемчужное зерно!

Стихи о Москве: любимой, родной, единственной:

...Но воздух твой так сладок,
что и во снах
тебе не изменить.
Встречай меня, моя
излучина загадок,
моих стихов и лет,
и отголосков нить.

* * *
Час утра над Москвой подобен сновиденью.
Почти нездешней дышит тишиной.
Как будто мир во время сотворенья.
И снова пахнет в воздухе весной.
(Московское утро)

Трогательно-пронзительное "Бабушке с голубями":

Зачем у церкви кормишь голубей
десятки дней, а, может, сотни дней,
их стадо синеликое считая?!
Как будто ты перед вратами рая
стоишь среди стенаний и теней.

Философско-раздумчивое "Случайный звонок":

...У нас мгновенье есть...Оно прекрасно...
А что за ним?..Не ведает никто.

С благодарностью - цикл "Внезапный горний вкус объятий": "Этот цикл посвящён тому, кто, пусть временно, но превратил мою жизнь в сказку":

Если обнять тебя,
можно движенье услышать
волн набегающих
чаек внезапный разбег
или капель,
что с утра барабанит по крышам,
пусть за окном
бесконечная полночь и снег.

Если тобой,
точно шалью под утро, укрыться,
руки почувствовать нежность
(и нежность в словах),
точно сверчок,
точно ласточка в небе родится,
тихая нежность
родится на тёплых губах.

С любовью и восхищением о Ялте:

Поедем в Ялту,
в тот счастливый день,
когда жара не так ещё опасна,
когда над морем, трепетным и ясным
весенних ливней застывает тень,

когда дельфины к мостику с утра
спешат на зов протянутых ладоней,
когда перемещается "сегодня"
в едва ещё забытое "вчера"...

С ностальгией о канувшем в Лету детстве:

Не знаю, как вам,
а мне всё же мечталось об этом:
вернуться в тот дом,
где я в детстве,
где всё начиналось,
где комната с белым окном
так обрызгана светом
как будто для тени
в ней места уже
не осталось.

...вернуться в тот дом
(двадцать лет, как уже не случалось),
где я не была
ни женой, ни вдовой, ни поэтом,
где детство моё,
точно зайчик на стенке,
осталось...

Плач об ушедшей любви:

...Снова вечер...Сентябрь...Кто-то в дом возвращается с юга.
Только это не мы...И не в радость давно возвращенье!..
А от нашей любви будет помнить лишь наша подруга,
потому что любовь для неё не теряла значенья.

Глубокое - о смысле жизни:

Мы всюду с тобой только гости,
куда на земле ни приткнись,
а всюду злорадствует осень
и в чём-то прошедшая жизнь.

В том мире, где что-то держало:
работа, проблемы, друзья...
В окошко глядела устало
безмолвная юность моя.

Там были дворы, коридоры,
из комнат магический свет.
Сегодня - вагонные споры
о жизни, которой и нет.

Мы в жизни друг друга лишь гости,
неважно: на век или час.
Как время столетья уносит,
так время уносит и нас.

Привожу фрагменты поэзии Саши Ирбе, и ловлю себя на мысли - не могу остановиться! И тем хочу поделиться, и этим... Думаю, что изрядно утомил читателя, и потому заканчиваю:

Я взаперти у всех ничтожных дел,
у тех друзей, что не назвать друзьями,
а новый друг остался не удел
и старый не бредёт сегодня с нами

среди московских башен и дождей,
среди аллей, на скаты крыш похожих.
Мне мало в людях истинных людей
и теплоты бывает мало тоже.

...Идут друзья безмолвной чередой
по уголкам такой большой планеты.
Я им пишу - я не дождусь ответа!
Они давно сменили адрес свой.

...Когда же встретят, в памяти скользя,
себя иных, то возглашают: "Дети!.."
Хочу, чтоб не взрослел никто на свете.
Я точно знаю, что взрослеть нельзя.

Сева Гуревич - поэт, писатель

В эту, ни на что не похожую книгу Саши Ирбе вошли стихотворения-переживания, скрученные воедино с ритмической прозой (отчасти стилизованным, отчасти глубоко личным "московско-готическим" романом).
Перед нами неэвклидов объем овеществленного воздуха: им дышишь, в него погружаешься. Это пространство забирает в свой внутренний мир образов и событий.
Каждый сможет найти здесь и свое, и потустороннее, и просто находящееся (возможно, временно) по ту сторону себя; оставить в душе странное и томящее послевкусие. Соприкосновение с тканью этого странного полотна, его чувственный и исповедальный мистицизм, не оставят читателя равнодушным.

Арина Павленко - журналист, блогер

Если вы знаете, как читать Евангелие, то вы знаете, как читать эту книгу. Вдумчиво, понемногу, медленно осмысливая эмоции и чувства, возникающие в вас в момент чтения стихов и прозы, плавно переплетающихся между собою и образующих красочное полотно уже шестой книги Саши Ирбе «Верни мои сны». Чувственность и исповедальность, самобытность и мистицизм - четыре основы, на которых держится мир, создаваемый автором. Главный город этого мира - Москва, а его жители - это люди, очень похожие на тех, которые встречаются нам постоянно. Да, могут отличаться имена и герои, события или сюжет, но все это не помешает вам ​заново ​пережить ​и почувствовать ​свой собственный опыт, ​а в каких-то привычных вещах увидеть новое. То, что более всего тронуло меня. Что так сердце болит?!. И опять идеального хочет. Это прошлая жизнь, где всему основаньем мечты. ...Как безумно темны эти первые, чуждые ночи, где на смену мечтам наступает пора тишины. Принимаю, как есть!.. (Очень многие жизнь принимали без особенных схем: - "Все, что свыше дано, береги!.. Ты не в зоне войны! Не живешь каждый день на вокзале! Раз еще есть друзья, две руки есть еще, две ноги. Раз еще есть любовь, пусть отныне она не такая, как являлась в мечтах, но к тому все сшибающий быт.» …Я живу, каждый день в себе прежнюю память сжигая, только часто не разум, а сердце во мне говорит. Говорит эта девочка – я же из первого класса. Она смотрит в глаза мне. Мне стыдно в ответ посмотреть. Знаю: это у многих, к тому же - случается часто: все рожденное чахнет, потом - превращается в твердь. Но я с девочкой той не посмею отныне расстаться!.. И выходят мечты, точно войско, врываясь в мой быт. И я снова учусь, точно в детстве, всему удивляться. И учусь не смиренью, а просто и верно любить.