ВИДЕНИЯ МАРГАРИТЫ

ВИДЕНИЯ МАРГАРИТЫ

Видения Маргариты

Когда душа, уставшая любить,
с земного пьедестала соступает,
она парит, она еще не знает,
что значит верить, помнить: и забыть

о том, как в полночь синие огни -
его глаза в моих глазах сияли,
И клетки тела мерно засыпали,
едва еще успевшие остыть.

Он был мне Принц, и Нищий, и Король,
и тихий Мастер в комнате угрюмой,
и ни о чем он в сущности не думал,
обняв меня упрямою рукой.

А на руке - прожилки (ярок свет)
как реки и озера растекались,
И мы вдвоем над комнатой качались,
как будто бы за нами Мирра нет.
А после, погружаясь в тишину,
неслись по звездам до погостов белых,
и губы вдруг раскрытые несмело
в губах других тревожили весну.

Пробило полночь, и открылся бал,
и Мастер на балу меня ласкал
в фонтанах белых, в ваннах из вина,
и нам опять светила тишина.

И он спросил: "А любишь ли?"
- "Люблю.
Как жизнь свою и как печаль свою".
... И было так до первых петухов,
до первого прощения грехов,
до скукой растревоженного дня,
в котором больше не было меня.
В котором
больше не было
меня.

* * *

В нашем доме нет воды и хлеба
(Но не в том твоя совсем вина),
Только позолоченное небо
в васильковой скатерти окна.

Только позолоченное небо
растеклось как тоненький хрусталь.
Не хватает в доме только хлеба,
да воды. Но этого не жаль.

Есть зато рептилии и кошки,
есть зато кифара и стихи,
лютни и веселые гармошки,
а еще две ложечки тоски.

Приходите ж люди, полюбуйтесь,
как живу я в доме из небес!
Полюбуйтесь, да и расцелуйтесь,
пока он и вовсе не исчез.


* * *

В нашем доме зима не бывает зимой,
В нашем доме простор и прохлада.
Пахнет розовый кофе хурмой и халвой,
а еще тенью дикого сада.

На подушках узоры пернастых цветов
и лилейно дрожат занавески.
И с простуженных строчек вчерашних стихов
смотрят звезды игриво и дерзко.

Мы у трав и цветов, у морей на краю,
нас качает тепло и прохлада,
И нечаянно просится слово "Люблю",
и нечаянно, следом, "Не надо".

Напутствие

А ты меня покачивай,
руками обволакивай,
туманами осенними,
морозами трескучими.
Неси меня под звездами,
неси меня под тучами.
Углы мои все стачивай
ухабами и кручами,

чтоб стала я, как стеклышко,
прозрачная и светлая,
не львица, а лебедушка,
твоя весна заветная,

чтоб стала я прекрасною
Еленой из Елен,
прекрасною и ясною
в твой угодила плен,

во всем тебе покаялась
и в этом-то плену,
чтоб слишком-то не маялась
и не вела войну.


* * *

Ты у меня единственный на свете,
Такой любимый, что не смогут вспомнить,
чтоб кто-нибудь кого-то так любил.
Ты у меня и дождь, и зной, и ветер,
и, как еще, наверное, заметил,
дистанция, что выбила из сил.

Ты у меня огонь, пусть не высокий,
но впрок дающий света и тепла,
и гордый муж, и отрок одинокий,
с которым я и вовсе не жила.

Не знала!... И заглядывая снова,
в глаза твои, что в омуты, смеюсь,
что я тебя незнамного такого
люблю, жалею, знаю и боюсь.

Автор: Александра Ирбе